«Я никакой обиды не нанес ей…»

Я никакой обиды не нанес ей,
Но, грузными монистами звеня,
Цыганка мне сказала:
— Будет осень,
И ты, красавец,
                             упадешь с коня.
Зачем ей это нужно было,
                                            старой?
По правилам ли кончилась игра?
Я молод был,
Я был лукавый парень,
Не дорожил запасом серебра.
Но все равно в глазах ее раскосых,
Печально устремленных на меня,
Один ответ читал я:
— Будет осень,
И ты, красавец,
                             упадешь с коня.
По-разному случалось в эти годы.
Моя гадалка спит давно в земле.
А я живу,
Встречаю ледоходы
И поднимаю солнце на весле.
Еще далеко черная черта,
Еще не вскрикнул
Мой последний кочет.
И ночь-цыганка
Лезвие серпа
О черепицу
Понапрасну
Точит.