ГЛАВА О ВЕРОЛОМСТВЕ

(1) Камнегорск.
Август 1988 года

        Митрий человек легкий. О происшествии на Макаровом озере он старался не думать, а если и вспоминал, то рисовал себя чуть ли не героем. А что, не его вина, что так все вышло. Не засунь его мафия под замок, он бы им задал! Уж он-то не сплоховал бы, как Санька.
        Возвращался Митрий из кино. Японский фильм вселил в него боевой пыл. «И-я!»— мысленно орал Митрий, и падали перед ним как подкошенные все известные ему мафиози Камнегорска и окрестностей.
        «И-я!»— резвился смелый Митрий, загадочно поглядывая на окружающих, которые и не подозревали о его невиданной силе и каратистских приемчиках. И вдруг…
        В пяти шагах от него на лавочке сидел Хорек. Был он на этот раз без мотоцикла, но в том же рокерском кожанчике.
        Хорек улыбался, словно увидел лучшего друга.
        Оглянувшись на всякий случай и ничего подозрительного не обнаружив, Митрий напрягся и отступил назад.
        — А я тебя жду, жду…— Хорек был необычайно вежлив.— Дело есть на миллион рублей.
        — Ну?— набычился Митрий, готовый в любой момент задать стрекача.
        — Не пужайся, я без подвоха,— сказал Хорек. Его остренький взгляд ощупал Митрия с ног до головы, как бы проверяя, стоит ли начинать разговор.
        — Чирик хочешь?
        Митрий вспыхнул:
        — Не продаюсь!
        И столько в голосе его было благородного негодования, что Хорек обронил улыбку.
        — А я не покупаю и нищим не подаю. Денежку надо зарабатывать. У тебя есть такая возможность, можешь получить не один чирик.
        Митрий расслабился.
        — Что это за возможность?
        Поднявшись, Хорек вытащил руки из карманов, и Митрий с опаской отодвинулся.
        — Э, да ты боишься,— с презрительным удовлетворением отметил Хорек.
        — Чего мне бояться, я ничего не боюсь,— пробормотал скороговоркой Митрий, только что валивший с ног воображаемых противников.
        — Так-то лучше. Пошли?

(2) Камнегорск.
Август 1988 года

        В последние дни у Даши установился прочный контакт с Павлом Васильевичем Соловьевым. Началось с того, что Соловьев попросил ее отнести на почту заказное письмо.
        Отправить письмо Даше не составило труда, тем более что краевед не утаил его содержания. Он адресовал в Москву подробную информацию о зарытых на дне Рассохинского водохранилища сокровищах и предлагал начать их поиск. Девочка ни на минуту не сомневалась в том, что большое начальство заинтересуется этим предложением.
        А сейчас она бежала из аптеки: Соловьев прихворнул, и Даша торопилась доставить ему лекарство.
        Из утонувшего в купах деревьев городского сада долетал рассыпчатый смех, заглушаемый музыкой. Радужные струи фонтанов притягивали к себе детей и взрослых. Даша пронеслась бы мимо, если бы краешком глаза не засекла полосатую футболку Митрия, что мелькнула на главной аллее.
        То, что произошло дальше, заставило Дашу забыть обо всем на свете. Митрий был не один, с ним, жестикулируя и улыбаясь, шествовал Хорек. О, этого омерзительного типа она узнала бы среди множества людей!
        Хорек обнимал Митрия за плечо и, изогнувшись, что-то нашептывал ему в ухо. Они направлялись к скамейке, упрятанной в глубину аккуратно постриженного кустарника, где стоял бездействующий фанерный киоск «Мороженое».
        Невозможно было поверить, что вчерашние враги могли так мило улыбаться друг другу.
        Но это был факт.
        Она не могла уйти из сада, не выяснив причину столь странной связи одноклассника, которому доверена большая тайна, с заклятым врагом, жаждущим похитить автограф ротмистра Вологжанина.
        Крадучись, Даша обогнула опасное место и, юркнув в полутемный закуток киоска, прижалась к тонкой стенке, прислушалась.
        С той стороны доносился неясный разговор, но слова разобрать было невозможно — так шумит вода, ровно, спокойно, умиротворяюще.
        Даша сгорала от любопытства и тревоги.
        Диалог, который она безуспешно пыталась уловить, между тем продолжался.
        — …лабуда все это — учеба, диплом, карьера. Ты знаешь, сколько инженер получает? То-то же. Мою «Яву» видел? Мне бы на нее век не скопить, а я ее за месячишко сделал.
        — А разве можно так?
        — Ну ты даешь! Я, по-твоему, ворую, что ли?
        — А чего тогда милиции боишься?
        — Не боюсь, но остерегаюсь. Есть разница?.. Вот идешь ты по дороге, а под ногами деньги валяются. Что сделаешь?
        — Конечно, подниму.
        — Вот и мы поднимаем. Можно сказать, санитары природы. От нас никто не страдает. Слышал, государство — это мы? Мы тоже государство. Ну ладно, заболтался я с тобой. Еще будет время разобраться, что такое хорошо, что такое плохо. А ты про субботу не забудь…
        — Не забуду.
        — И учти, копия не нужна, шеф платит только за оригинал. Он у нас романтик, обожает старину всякую. Не случайно и свидание назначил у черта на куличках.
        — Но при условии…
        — Будь спок, только посмотрит и вернет.

(3) Камнегорск.
Август 1988 года

        Так ничего и не услышавшая, Даша решилась на отчаянный шаг.
        Сейчас же вылезет из киоска, подойдет к Митрию и прямо посмотрит ему в глаза. Если Митрий в замешательстве отведет взгляд, значит, он встал на путь предательства. Если обрадуется?.. Если обрадуется, возможно, Хорек запугивает его.
        Разгоряченная собственной смелостью, Даша вышла из укрытия и растерялась. На скамейке никого не было.
        И опять выручила приметная футболка Митрия.
        Сосредоточенный на своих мыслях, Митрий витал где-то в облаках, не замечая вокруг людей, и Даша передумала подходить к нему. Теперь, в отсутствие Хорька, он не годится для ее психологического эксперимента.
        Пристроившись в хвост Митрию, она проводила его до автовокзала; пользуясь наплывом пассажиров, незаметно оказалась у окошка с надписью «Справки» и, прячась за чужими спинами, навострила уши.
        — Скажите, пожалуйста,— обратился Митрий к дежурной,— как добраться до Выселок?
        — На грэсовском автобусе, остановка Никитское кладбище…
        Лицо Митрия вытянулось.
        — Но ведь оттуда идти да идти…
        — Не задерживайте очередь, молодой человек,— отмахнулась дежурная,— маршрутные автобусы до Выселок не ходят.
        Недовольный Митрий долго изучал расписание. Пользуясь этим, Даша выскользнула за дверь и направилась к Соловьеву, который, должно быть, заждался ее.

uzor_200x30Далее: «В поисках истины»
Наверх: «Самоцветы для Парижа»
Назад: «Одиночный выстрел»