ОПЕРАТИВНОЕ ДЕЛО

(1) Камнегорск.
Июль 1988 года

        С рюкзаком за спиною Макар Андреевич объявился в городе, чтобы запастись пищевыми концентратами, солью, спичками. Но не это было основной целью его прихода в Камнегорск. Покончив с продовольственными проблемами, таежный дед бодрым шагом направился к телефонной будке.
        Нужный номер не отвечал, и старик стал накручивать другой. Этот отозвался мгновенно, словно звонка ждали с нетерпением:
        — Дежурный по управлению внутренних дел слушает…
        — Мне бы Шевченко Бориса Ивановича…
        — Майор Шевченко в отъезде, будет завтра.
        Старик огорчился и повесил трубку. Затем спохватился и снова стал набирать номер.
        — Дарья? Ты чего это взаперти?.. Дед Макар, да. Родитель твой где?.. Вот не везет…— Макар Андреевич загорюнился:— Жаль, у меня к нему дело. Оперативное. До вечера ждать не могу. Что же делать? Слушай, Дарья, а ты язык умеешь за зубами держать?.. Тогда у меня к тебе просьба. Приходи, я тут, у кино «Сатурн», в тенечке прохлаждаюсь.
        Даша не заставила себя ждать, и, когда они присели на дышащую зноем даже в тени скамейку, дед Воронков доверил девочке свой секрет. Если признаться, этот секрет не вызвал у Даши особого интереса. Ну, появились на Черном болоте какие-то люди, ну, бродят с инструментом. Подумаешь, открытие! Почему об этом непременно нужно ставить в известность милицию?
        Даша ждала, что Макар Андреевич по крайней мере наткнулся на след ротмистра Вологжанина. Но этого не произошло, а раз так, то…
        Но разочарование проходило, так как старик признался, что эту новость ждет майор Шевченко, и, кроме Даши и ее отца, Макар Андреевич никому не может перепоручить свое оперативное дело.
        Если хорошенько разобраться, что-то в этом сообщении было. Уж не те ли «старатели» кружат в Черном болоте, которых спугнули в Нечаевском логу Саня и Димыч?
        — Так передашь Борису Ивановичу?— поднялся дед Воронков и привычным движением набросил на плечи выцветший рюкзак.
        — Передам, дедушка,— поспешно заверила Даша.— Непременно передам.
        Ну в самом деле, не станет же Макар Андреевич по пустякам в милицию обращаться.

(2) Выселки.
Июль 1988 года

        На окраине Выселок пылал костер. Вокруг него расположились несколько человек. Отблески огня прыгали по лицам, выхватывая их из темноты.
        На охотников эти люди не походили — ни ружей, ни фантастических воспоминаний о былых трофеях. Рыбаки? И намека нет на снасти. Скорей всего, туристы, уставшие от дневного перехода.
        Две светящиеся точки замигали в той стороне, куда смотрели туристы. Там, на дороге, ведущей от кирпичного завода, точки постепенно увеличивались в размере, и становилось ясно, что это автомобильные фары. Сонная дрема ожидания слетела с ночных обитателей Выселок.
        Из темной легковушки вынырнул высокий человек в белой рубашке. Уверенная походка подсказывала, что заскочил он не на огонек, как это бывает в долгой дороге, а приехал специально, зная, что его ждут. Приезжий негромко спросил:
        — Все в порядке?
        — Как полагается, шеф.
        Шеф вошел в полосу света и поочередно подал руку дожидавшимся его людям.
        — Большой огонь развели,— недовольно сказал он,— от завода видать. С вашей конспирацией прогореть недолго. В такую сушь можно и фонариком обойтись. Искры хватит, чтоб постройки занялись.
        — Кому они нужны!— фыркнул ломающийся голос.
        — Мне!— сердито отрезал человек, которого назвали шефом.— И запомните это, сынки, раз и навсегда. Товар доставили?
        — Товар с нами, но…
        — Что «но»? Вы мое правило знаете, за кота в мешке я деньги не плачу. Только после оценки. К слову, вы должны знать, зелень из Сухой балки уступает качеством товару Нечаевского лога. Сами виноваты, если бы действовали с оглядкой, могли бы еще недельку порыскать в пещере.
        — Могли бы,— отозвался тот, что вел разговор,— неприятностей не хочется. Был мешок со сланцем, стал мешок пустым. Нет, дальше там работать было нельзя.
        Шеф хохотнул:
        — Разумно, беру свои слова назад. Слышу голос не мальчика, но мужа. И все-таки… Это все ваши проблемы, решайте их сами. Мне нужен товар, вам нужны деньги. Так?
        — Так.
        — А теперь гоните товар, деньги привезу в следующий раз.
        — Да уж чего там,— согласился старший,— мы слово держим.
        Он передал владельцу легковушки что-то вроде пакета, и тот без промедления вернулся за руль.
        — Уберетесь, когда догорит костер, не раньше.
        Легковушка тронулась, и продавцы товара вслух и без стеснения стали проклинать уехавшего шефа, но ослушаться не решились.
        Не скоро еще Выселки погрузились в полную тьму.

uzor_200x30Далее: «Сигнал из небытия»
Наверх: «Самоцветы для Парижа»
Назад: «Такая простая вещь»