Истоки

Чем дальше я иду,
Тем ближе я к истокам,
К тем временам жестоким,
Откуда счет веду.

Мой дядька: бравый вид,
В линялой гимнастерке…
Казалось, Вася Теркин,
А был он инвалид.

А сколько их, калек,
Совсем еще не старых,
Приткнулось на базарах,
Мы помним сей ковчег.

Теперь почти их нет.
А льготы, что им дали,
Немного запоздали,
И дядька мой отпет.

Не в этом, ясно, суть;
Что льготы, если тело
В огне войны сгорело,—
Погибших не вернуть.

О, дольше, жизнь, продли
Святую боль истоков,
Омытых кровью сроков,
Откуда мы пошли!