Спор

Восточные мотивы

Друзья-поэты, истины твердя,
Зашли ко мне укрыться от дождя.

У них шел спор о смысле бытия.
Сказал один: «Послушайте, друзья,
Такое счастье нам судьба ссудила —
Любовью бесконечной наградила,
Чтоб жить любя и долгие года
Писать стихи, от радости сгорая,
И расставаться с милой навсегда,
Когда она придет, любовь другая.
Сходить с ума от женского укора
И соловьем от жадной страсти петь,
Испить всю чашу радости и горя,
А там не жалко будет умереть».

Он явно был лирический поэт,
И у меня к нему вопросов нет.

Другой сказал: «Ты прав, любовь нужна.
Но счастье — это мир познать сполна.
Зачем деревья тянутся к звезде?
К чему в зените ласточки летают?
И почему на сумрачной воде
Прекрасные цветы произрастают?
В горах померзнуть, отойти у моря,
От красоты степей раздольных петь.
Испить всю чашу радости и горя,
А там не жалко будет умереть».

А это говорил поэт-философ.
Не появилось у меня вопросов.

Промолвил третий: «Ах, оставьте спор,
Труд — наше счастье с первобытных пор.
Когда к столу сажусь, светлеет мрак,
Веду стихи в победные сраженья.
Пока восход мне не подаст свой знак,
Тружусь счастливо до изнеможенья.
Встречать в работе утренние зори,
От немоты впасть в ярость и запеть.
Испить всю чашу радости и горя,
А там не жалко будет умереть».

Прости, певец горячего труда,
И тут я не скажу ни «нет», ни «да».

Мне думается, все правы, друзья,
Но каждый прав частично; знаю я —
В том счастье, чтобы женщину любить,
И до забвенья полного трудиться,
И в самый тяжкий час не позабыть,
Как, ошалев от лета, свищут птицы.
Чтоб с родиной все беды переспоря,
На ветровом наречии запеть.
Испить всю чашу радости и горя,
А там не жалко будет умереть.